Дополнительное меню

Рыночная экономика по-министерски

Вчера в Минсельхозе России прошло совещание по вопросу импортозамещения сухого молока на предприятиях пищевой и перерабатывающей промышленности Российской Федерации под председательством первого заместителя министра сельского хозяйства РФ Джамбулата Хатуова.

 Совещание стало одним из целой серии, проводимых с молочным бизнесом, союзами и промышленными потребителями сухого молока, целью которого является обсуждение сложившихся цен на молочном рынке, а также как сообщил Минсельхоз России, по вопросам защищенности производителей молока и молочной продукции от недобросовестной конкуренции.

 В совещании, которое прошло в режиме «селектора», приняло участие множество регионов Российской Федерации и представители региональных промышленных предприятий. От Молочного союза России присутствовали член комитета Государственной Думы по аграрным вопросам, председатель Совета Союза Аркадий Пономарев, директор Союза Людмила Маницкая, член совета Союза Александр Поляк. От руководства Минсельхоза России участие также приняли руководители Деппищепрома и Депэкономики аграрного ведомства, представители профильных департаментов.

12

В рамках совещания было озвучено, что Россия сможет наращивать объемы прироста в производстве сырого молока в размере не менее 500 тыс. т. ежегодно.

 «Особое внимание уделили сухому молоку, запасы которого у производителей в 2017 году увеличились вдвое. При этом на территорию России было ввезено 172,1 тыс. тонн импортного сухого молока (2016 г. – 184,6 тыс. тонн). Основная масса – из Республики Беларусь, на долю которой приходится 70% общего объема импорта (120,5 тыс. тонн). Хотя в сравнении с 2016 годом импорт белорусского молока сократился на 19,9 тыс. тонн, его объемы влияют на возможности сбыта для отечественных производителей не в лучшую сторону, поскольку его цена, как правило, ниже цены российского сухого молока.», — пресс-служба Минсельхоза России.

Минсельхоз России подтвердил ранее озвученную позицию о необходимости создать единую компанию, которая будет единственной уполномоченной на поставки продукции из Республики Беларусь, о чем аграрное ведомство также уведомило действующих трейдеров на молочном рынке.

Более того, будут введены жесткие балансы по поставкам сухого молока и сливочного масла, ограниченные определенным лимитом. Квоты на поставки через уполномоченную компанию будут распределяться отечественной переработке только после согласования с Минсельхозом России. Для этого предприятию будет необходимо направлять соответствующую заявку в Минсельхоз России, с описанием текущей ситуации на заводе, своей потребностью в импортном сырье, а также на какие нужды оно будет направлено, с «разбивкой по кварталам». Минсельхоз России будет вправе запросить и другую информацию, касающуюся финансово-хозяйственной деятельности предприятия, и после согласования, предоставит квоту на ввоз продукции в течение одного года.

Потребители сухого молока на территории РФ должны понимать, что в течение ближайшего времени им будет необходимо в первую очередь закупать отечественную молочную (сухое молоко) продукцию, которая должна стоить дороже продукции белорусского производства. Стоит также акцентировать внимание, что представители молочной отрасли на соответствующих совещаниях неоднократно отмечали отсутствие возможности у большинства производителей отечественного сухого молока гарантировать качество производимой продукции в течение всего года, не говоря уже о многолетнем контракте.

Также, аграрное ведомство будет вносить изменения в нормативную базу по предоставлению государственной поддержки в части необходимости каждому переработчику молока проходить аттестацию в Минсельхозе России, а также предоставлять отчет за 5 предыдущих лет работы и подтверждать наличие долгосрочных контрактов с производителями молока. Отсутствие долгосрочных (многолетних) контрактов приведет к невозможности получить государственную поддержку, при этом, вопрос о долгосрочных контрактах с торговыми сетями и рисков переработчиков в этой связи не упоминался.

Необходимо отметить, что была озвучена желаемая Минсельхозом России закупочная цена на сырое молоко – не менее 23 руб./кг. Был также поднят вопрос о проведении молочных интервенций. Вместе с тем, в текущих условиях на рынке существуют риски, поэтому работа будет сконцентрирована, в первую очередь,  на установлении четких правил игры.

Была обозначена позиция установления данных правил в цепочке от полки до прилавка, т.е. вопрос с торговыми сетями и взаимодействием с ними будет рассмотрен последовательно, возможно, в последнюю очередь.

Также молочная отрасль была предупреждена, что с новыми условиями работы на рынке, останутся лишь «уполномоченные трейдеры», а те, кто собирают у хозяйств сырое молоко, будут вынуждены «уйти» с рынка. Заводы будут должны осуществлять сбор молочного сырья собственными усилиями, чтобы «трейдеры» не лезли в карманы аграриев.

В ближайшее время Минсельхоз России продолжит серию соответствующих совещаний, а также сбор информации о предприятиях молочной отрасли для составления карты движения молока.

 Комментарий директора Молочного союза России Людмилы Маницкой:

 Уважаемые коллеги, участники отрасли!

 В связи с изложенным и услышанным, а также, если вы ознакомились с предыдущей статьей, хочется в первую очередь отметить, что Молочный союз России полностью поддерживает необходимость установления стабильных, прозрачных правил игры, вопрос только какими мерами это будет достигнуто.

Молочный рынок нуждается в регулировании, как и любая другая отрасль экономики, потому что без регулирования у нас будет царить хаос, что, собственно, сейчас и происходит.

И в условиях рыночной экономики, это, в первую очередь, законодательное, нормативное регулирование.

Что нам нужно?

Нам нужно законодательное регулирование ввоза некоторых кодов ТН ВЭД, под которыми санкционная продукция, контрабандная и фальсифицированная абсолютно легально ввозится в страну.

Нам нужно решить вопрос с торговыми сетями. Полка никогда не падает в цене, она всегда имеет устойчивый рост, в то время, как люди теряют доходы, а цена закупки сетями продукции у заводов остается лишь на усмотрение самих сетей. Нужно решить вопрос с торговыми наценками. О каких долгосрочных контрактах мы можем говорить, если никто не гарантирует нам «понимание» со стороны сетей?

Остается открытыми и не решенными вопросы идентификации скота, лейкоза. Более того, последний защитный барьер от лейкоза просто удаляется из Госпрограммы (исключена ссылка на соответствующий технический регламент, которая запрещала субсидирование лейкозного молока). А это, между прочим, вопросы здоровья стада, качества молока, это вопросы безопасности и здоровья страны, в конце концов. Мы хотим работать в этом направлении, мы должны это делать.

Все это, в первую очередь, законодательное регулирование, имеет четкие экономические последствия – возвращение миллиардов рублей в отрасль.

Нам надо поднимать потребление, создавать спрос, причем не только на готовую молочную продукцию, но и на сырое молоко. Есть разные форматы, как это сделать, но никто этим не занимается, слушать не хочет.

Зато слушаем мы, и вот что:

- создать «золотое окно» из Белоруссии (за право ввезти продукцию из Белоруссии надо еще будет побороться);

- запугать всех трейдеров, изжить большинство с рынка (речь идет об уничтожении целого пласта экономики, который этой экономикой и был порожден; заводы, вне зависимости от своего размера и возможностей, будут собирать молоко сами, как хотят);

- личная аттестация Минсельхозом России каждого завода в Москве, личное одобрение ведомством его финансово-хозяйственной деятельности (без полноценной заявки от каждого завода с приложенным «резюме» в Минсельхоз России, можно будет забыть о бизнесе);

- личные квоты (хотите ввозить продукцию, «бегом в Москву»,  на поклон, с описанием всех своих бизнес-процессов за последние пять лет, а также именами контрагентов и объемами закупок и производства);

- будет цена закупки сырья (установленная «сверху», но не цена реализации, которую будут регулировать сети);

- зафиксировать цену закупок и реализации сырья и биржевых молочных продуктов между всеми контрагентами на площадке Минсельхоза России (при этом все договоры и контракты должны быть зафиксированы в министерстве, копии предоставлены);

- Союзам настоятельно рекомендовано вмешиваться в деятельность своих участников, финансовую, хозяйственную (и ничего страшного, что в соответствие с Уставом, мы не имеем на это право, у нас другие задачи);

- весь разговор в режиме угроз и запугиваний.

Кого мы запугиваем? Кому угрожаем? Отрасли?

Давайте по-честному, неужели никто не понимает, что, несмотря на всю рыночную ситуацию и первопричины кризиса, которые я описала в предыдущей статье, мы пришли к таким разговорам после жесткого падения цен на сырое молоко? Главное место падения – Приволжский федеральный округ, там оно действительно сильное.

Но у меня один вопрос. Неужели Минсельхоз России, неужели региональные ведомства ПФО, ФАС, территориальные контрольные управления в ПФО не в курсе, почему обрушилась цена? Именно в Приволжском федеральном округе?

Неужели они не знают, кто это сделал? Одна из тех компаний, которая против прозрачности рынка? Одна из тех, чьи лоббисты и привели отрасль к тому, что сейчас произошло, чьи интересы Минсельхоз России отстаивает в первую очередь: я еще раз напомню 2009-2010 годы, тогда тоже существовала система «квот» из Белоруссии, но только не так официально. И, да, в ней участвовали все те же люди.

Что в сухом остатке? Виноваты мы, и с нами разговаривают через язык угроз. Это же мы «отняли у русского агрария 4 рубля за килограмм».

Вероятно, такое общение, это новая норма.

Как и норма, что все перечисленные действия являются прямым нарушением не только антимонопольного законодательства, закона о конкуренции, это нарушения действия всех правил рыночной экономики, это, уму не постижимо, ручное вмешательство государственных служащих в частный бизнес.

Если мы переходим к плановой экономике, и это решение руководства страны, может в этом и есть смысл, но пока такое происходит только в молочной отрасли.

«Одно окно», распределяемые квоты, навязывание цены. В интересах кого это работает, следующий вопрос, кто и как будет получать преимущество? Речь уже не о частной конкуренции, речь о распределении внутри министерства.

 

 С уважением

 Людмила Маницкая

Поделиться