Дополнительное меню

О непопулярных мерах

 О непопулярных мерах

         Сложно выступать в защиту непопулярных мер, особенно когда ты представляешь отраслевой союз, а эти самые меры, например, электронная ветеринарная сертификация, — ЭВС, воспринимаются отраслью «в штыки». Это не первый мой комментарий по данному поводу. Поэтому позвольте сразу обозначить, что из себя представляют эти три буквы, которые, снятся в ночных кошмарах молочникам, благодаря усилиям транснациональных компаний.

         ЭВС – это сразу две программы в одном механизме. Первая программа — это переход в современный век от допотопных бумажек-сертификатов в электронный режим. Ура! Сейчас автомобиль можно заказать через интернет и еще оформить доставку почти в любую точку мира, а мы до сих пор исписываем бумагу, как в поликлиниках талоны.

         Вторая программа – это программа прослеживаемости. Сейчас модно говорить «от поля до прилавка», но лучше «от границы до стола». Потому что даже низкий уровень прослеживаемости системы ЭВС позволит видеть движение сырья до готового продукта. Это позволит определить — откуда пришел товар, пришел ли он действительно из той страны, которая указана, от какой фермы, или это просто очередной недобросовестный поставщик-перекупщик по поддельным документам хочет «загнать» импортное сырье под молочные интервенции.

         Казалось бы, надо вводить. Однако в который раз убеждаюсь, что спасение утопающих, это дело рук самих утопающих. И часто вместо того, чтобы собраться с силами, успокоиться, и спастись, они начинают без пользы размахивать руками в разные стороны, стараясь отсрочить, хотя бы на мгновение, возможно, неприятную участь. Так же и молочная отрасль, в лице некоторых предприятий, а точнее транснациональных корпораций, бурно реагирующая на введение ЭВС старается всех переубедить в том, что это вредно для отрасли, и, что у них хватит средств отменить это.

         Только вот дьявол, как говорится, кроется в деталях. Во-первых, мы уже не надеемся на перенос. Потому что, как было сказано на недавнем заседании Общественного совета при Россельхознадзоре, — его не будет. Во-вторых, транснациональные компании уже давно готовы к ЭВС. Не могут владельцы бренда с десятками заводов не иметь единой системы прослеживаемости. Это не бизнес, — при таких масштабах должны быть только серьезные игроки. Да, осталось синхронизировать собственную систему с государственной информационной системой, но, главное, «транснационалы» уже к ЭВС готовы! А вот, единственный, кто не будет готов — это российский завод, который слушает этих «гигантов» отрасли.

         Союз, безусловно, поддерживает мнение о том, чтобы новые инициативы сначала отрабатывались, а только потом получали продолжение на производственных площадках. И отрасль должна быть готова — это обязательное условие. Вот только отрасль могла быть готова уже сегодня. Но «траснационалы» долго кричали, что ЭВС отложат, и весь «переходный период», который мы призывали отрасль использовать на запуск пилотных проектов, был потрачен на надежды. В итоге имеем, что имеем: ЭВС будет, как и предполагалось, в те же сроки, как и планировалась, а готовность – низкая.

         В ушедшем году одной из самых актуальных стала именно тема введения ЭВС для готовой молочной продукции. В этом году, судя по прошедшим совещаниям, станет самой главной. «Транснационалы» бунтуют, как, впрочем, и всегда. Главный аргумент — низкие темпы готовности и высокая стоимость введения. Действительно, темп работ по внедрению ЭВС медленный, но это связано, в основном с тем, что долгое время решался вопрос о том стоит ли вообще переходить на ЭВС, и это время было безвозвратно потрачено на «кричалки».

         Здесь государство проявило слабость, играя с бизнесом в демократию. Такие программы и механизмы, как ЭВС или регионализация страны по заразным болезням, отвечающие, в том числе и за безопасность, должны быть прерогативой государства, не предпринимателей.

         Тем не менее, решение все равно было принято, поэтому мы правильно приняли сигнал и, в отличие от многих, решили не терять время зря и не тратить силы на борьбу, — мы начали сотрудничать с Россельхознадзором в части внедрения пилотных проектов.

         Вообще, мне начинает казаться, что только пилотные проекты Молочного союза России и Россельхознадзор реально готовятся к внедрению ЭВС на молочных предприятиях. В текущем году у нас увеличилось число пилотных площадок, но их все равно мало.

         Многие спрашивают, почему мы не против ЭВС? На что я задаюсь вопросом как вообще можно быть против действий, направленных на сохранение безопасности? Во-первых, ЭВС решает вопросы нормализации рынка, его прозрачности. Во-вторых, после внедрения ЭВС мы освободим рынок от фальсификата, расчистив дорогу для увеличения производства молока-сырья, которого сейчас и так в дефиците. Фальсификат же делают не только потому, что дефицит, а потомуу что выгодно. В-третьих, текущая система себя изжила. Текущая система — это субъективный подход со стороны ветеринарных специалистов, это отсутствие общей системы учета действий с сырьем или продукцией, это отсутствие реальной фактической проверки на местах, это подделка бумажек, это миллиарды теневого оборота, взяток и коррупции ветврачам на местах. Сейчас ветпроверка сравнима, чаще всего, с объемом финансовых вложений владельца продукции. Вам, уважаемые предприниматели, самим не надоело? Сейчас ветсертификация — это не проверка, это бизнес-процесс! В-четвертых, представьте, что вы такие правильные, честные, эффективные, а ваши конкуренты нет. Делают небезопасную, некачественную продукцию, ввозят, не пойми откуда.

         Так вот, пока пройдет ветпроверка, соизволят изъять какую-либо партию продукции, поймут, что там что-то не так, найдут детали, вычитают кучу ветеринарных бланков, чтобы найти концы с концами, товар уже реализуют. ЭВС же система быстрая и эффективная. В конце концов, если вы честный предприниматель, вы должны быть только рады очистить рынок от конкурентов за государственный счет.

         Вы вообще когда-нибудь пытались подсчитать реальный товарный оборот молока в стране, а потом переложить цены хотя бы Росстата на выпадающий объем? Это миллиарды рублей недополученных доходов! Ваших доходов! Но, видимо, все такие богатые, что им и импорт не мешает, и реэкспорт не мешает, и перекупщики-фасовщики, предприятия-фантомы и т.д. Тогда да, простите, видимо, я чего-то не понимаю.

         ЭВС — это не способ борьбы с фальсификатом. Это равносторонний треугольник: с одной стороны способ защитить национальные интересы государства, со второй стороны это 21 век и современные технологии ведения бизнеса, уход от бумажек, в-третьих — это чистый рынок молочной продукции. Оппонентами могут быть только те, кто совершенно ничего не понимает. Это не страшно. Но есть и те, кому на руку закрытость молочного рынка, как «траснационалам», которые будут зарабатывать деньги, пока вы ждете чуда отсрочки, которой не будет, и сядете в финансовую лужу. Они такими методами уже два десятилетия борются с конкурентами на российском рынке.

         Вам вообще текущая система ветпроверок в регионах не надоела? Я, конечно, понимаю, что иногда легче откупиться, потому что можно хотя бы планировать эти самые «откупы», но, на мой взгляд, лучше вообще поменять систему, что Россельхознадзор и пытается сделать. Да, можно оштрафовать нечистых на руку предпринимателей, но опять же, откупятся. Можно закрыть в ручном режиме десятки заводов. Но кто от этого выиграет? Можно вообще весь импорт перекрыть, что, разве это работа? Какая эффективность от этого?

         Для обобщения всех нюансов процесса перехода на систему ЭВС Молочный союз России организует на собственной площадке встречи и диалог предпринимателей с участниками пилотных проектов по ЭВС и руководством Россельхознадзора. Все актуальные вопросы, которые возникают в этот период, помогают улучшить данный механизм, чтобы отрасль была готова, когда придет соответствующее время.

         Мы стали замечать, как люди, которые еще недавно высказывались против этой системы, стали ее понимать. Да, есть спорные моменты. Но мы по крайней мере их аккумулируем, обсуждаем с властью, и она прислушивается. Власть не просто прислушивается, — чиновники готовы работать совместно! Технические вопросы решаются в ручном режиме, оперативно, мы ни разу не получили отказ. Им самим это выгодно.

         У нас, наверное, появился один из редких шансов самим помочь правительству построить систему, которая может эффективно работать. Кто кроме нас сможет это сделать? У нас есть возможность построить совместно систему, которая будет работать на бизнес и для бизнеса, — честного и эффективного.

          Пора осознать, что это вопрос пищевой безопасности населения страны в сложное политическое время. Уверяю, в этом заинтересованы государственные органы, имеющие намного более сильный вес, нежели исполнительный орган власти.

         Хватит кричать, хватит мечтать! Входите в пилотные проекты, Молочный союз России вам подскажет. Открою тайну: многие начали подготовку втихую. Они вроде как и не за, но понимают, что когда систему введут, самой большой проблемой станет именно ЭВС. Ни наилучшие доступные технологии (НДТ), ни оборотные кредиты, а ЭВС. Как вы реализуете товар, если у Вас не будет установлена система? Как примете сырье? Переходить на механизм в авральном режиме?

Призываю всех начать реализацию пилотных проектов сейчас, пока есть шанс «бесплатно» все настроить.

         Потому что те, кто против, уже давно готовы, просто вы об этом не знаете. В минусе, в итоге, как всегда, окажутся отечественные производители. Вам не надоело? Мне изрядно. Как и тот факт, что вообще молочную отрасль на всех важных совещаниях кроме нашего Союза представляют «траснационалы». Как будто у нас в России больше нет предприятий.

         Ну, а если продолжать слушать транснациональные призывы, то со временем и правда, наших предприятий не останется вовсе.

 

 Людмила Маницкая

Поделиться