Дополнительное меню

Идентификация скота — скупой платит… трижды

Экспертное мнение

Людмила Маницкая, канд.экон.наук

директор Молочного союза России

11 апреля информационное агентство ТАСС распространило заявление Минэкономразвития (МЭР РФ), в котором ведомство выступило с негативным заключением на разработанный Минсельхозом России проект приказа «Об утверждении ветеринарных правил осуществления идентификации и учета животных». Речь идет о маркировке домашних животных и скота уникальными идентификационными номерами (УИН) — чипированием. Маркировке подлежат лошади, крупный рогатый скот, олени, верблюды, домашняя птица, собаки и кошки, свиньи, кролики, пушные звери, пчелы и рыбы.

По подсчетам МЭР РФ, для проведения идентификации и учета животных потребуется дополнительный объем бюджетных ассигнований. Только для маркировки крупного рогатого скота в хозяйствах потребуется более 800 млн. руб., а на учет всех видов животных на первоначальном этапе может потребоваться более 2 млрд. руб. Кроме того, указанные суммы отразятся на стоимости пищевой продукции животного происхождения и приведут к росту потребительских цен.

Напомню, что в соответствии с поручением Вице-премьера РФ Аркадия Дворковича Минсельхоз, Минэкономразвития и Минфин должны разработать «дорожную карту» системы идентификации домашних и сельскохозяйственных животных, и уже в следующем 2018 году ее внедрить.

Идея состоит в том, что животным присваиваются уникальные 15-значные УИН, которые фиксируются в специально создаваемой федеральной государственной информационной системе (ФГИС). Владельцев животных при этом обяжут снабжать их чипами, татуировкой или тавром с УИН.

Экспертное сообщество считает, что вопрос внедрения идентификации сельскохозяйственных животных является основой для дальнейшей работы со стадом.

С точки зрения племенной работы, идентификация является инструментом повышения достоверности и качества данных. Это то, чем сегодня «страдает» статистическая отчетность. Молочники ставят под сомнение реальность статданных, которые публикуются Росстатом. «Дутые надои», «приписки в карточках учета поголовья скота»…

Так вот, чтобы наладить учет, сделать прозрачной статистику, и оперировать реальными цифрами, на основе которых в молочном животноводстве могут рассчитываться многие показатели, в том числе возможность выделения субсидий на 1 кг товарного молока, на одно скотоместо, необходимо начать с идентификации скота.

В связи с этим в 2015 году дирекция поддержала предложение департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза России о разработке системы идентификации, и этому вопросу была посвящена череда совещаний. Но воз и ныне там…

Достаточно сказать, что программа развития (повышения эффективности) племенного животноводства может быть реализована только при условии внедрения учета. В противном случае ключевые показатели и их расчеты в программе целевой схемы племенного молочного скотоводства не покажут изменение продуктивных качеств животных, и мы снова столкнемся с проблемой учета надоев в отдельно взятом регионе.

Мы много раз говорили, и продолжаем настаивать на том, что решение проблем молочной отрасли должно быть комплексным, и по всем направлениям. В связи с этим возрастает роль каждого из них. И, как только одно из направлений «буксует», двигаться дальше сложно, или нет смысла вообще.

Взять, например, процесс внедрения электронно-ветеринарной сертификации (ЭВС), регионализацию субъектов страны по заразным болезням животных, программу по борьбе с лейкозом. Казалось бы, абсолютно разные по характеру и целям мероприятия. Однако при сбое внедрения любого из них ставит животноводство, а впоследствии и переработку, под угрозу выхода из-под контроля!

Что мы сегодня имеем из того небольшого списка мер, который мог бы дать огромный толчок подотрасли животноводства? ЭВС саботируется, причем, крупнейшими компаниями, проблема борьбы с лейкозом «затирается», регионализация, с помощью Россельхознадзора, только сейчас начинает «приживаться» и закладываться в умы местных чиновников.

Стоит ли после всего этого игнорировать простейший механизм, — идентификацию поголовья скота, которым можно решить множество вопросов?

Так что же дает отрасли современный метод идентификации животных — чипирование?

Это легкий способ, не требующий больших затрат (от 110-130 до 150-170 рублей/гол. с программным обеспечением; затраты единожды на всю жизнь животного).

Чипы не теряются в отличие от ушных бирок. Микрочипирование (электронное устройство) позволяет хранить информацию о предках, потомках и продуктивности животного, о его породе, внешнем виде, дате рождения (или дате ввоза), месте рождения контролировать все физиологические изменения у животного, синхронизировать охоту и, следовательно, нивелировать сезонность производства молока. Чипирование фиксирует перемещение животного, в том числе несанкционированного, а также несделанной вовремя вакцинации. своевременное реагирование надзорных органов на вспышку заболеваний и, как следствие, снижение потерь отрасли Важно, что чип может служить основанием для страхования скота, служить залогом.

Так уж принято, что все познается в сравнении. Поэтому, прежде чем дать решение по тому или иному вопросу, Союз тщательно изучает опыт ближайших стран и стран дальнего зарубежья. Мы и здесь, оказывается «позади планеты всей».

В ближайшей к нам дружественной стране Республике Беларуси в 2015-2016 годах принят целый свод документов по поднятой проблеме, но, главное, принят закон:

Закон Республики Беларусь от 15 июля 2015 г. № 287-З «Об идентификации, регистрации, прослеживаемости сельскохозяйственных животных (стад), идентификации и прослеживаемости продуктов животного происхождения» (обратите внимание на скорость принятия решения — 30 июня 2015 года законопроект одобрен Советом Республики, в этот же день принят Палатой представителей, и через 2 недели подписан президентом Республики в статусе закона. Этот Закон определяет правовые и организационные основы идентификации, регистрации, прослеживаемости сельскохозяйственных животных (стад), идентификациии прослеживаемости продуктов животного происхождения и направлен на создание условий, обеспечивающих получение достоверных сведений о сельскохозяйственных животных (стадах) и продуктах животного происхождения. Немедленно было создано государственное учреждение «Центр информационных систем в животноводстве», основной целью которого является обеспечение получения достоверной информации об идентифицированных животных, прослеживаемости животных и продукции животного происхождения. А красноречивый лозунг сайта «Качество продукции от фермы до стола — залог здоровья нации!» говорит о многом.

Другой пример с другого континента.

Австралия — первая страна в мире, внедрившая в конце 2000-х годов национальную систему учета и регистрации сельскохозяйственных животных. Этому предшествовали растущие требования к безопасности продуктов питания, как в самой Австралии, так и на экспортных рынках.

Система идентификации введена во многих странах Европы (особенно находится на высоком организационном уровне во Франции), в Великобритании, в Канаде, в Японии… Список можно продолжать. Но он заканчивается на России…

Каждая из вышеперечисленных стран-примеров в национальной системе идентификации сельскохозяйственных животных видит важную задачу — это своевременное реагирование надзорных органов на вспышку заболеваний и, как следствие, снижение потерь отрасли.

Что еще должно случиться в нашей стране, чтобы эта система была внедрена, и как можно скорее?

А теперь вернемся к началу нашего разговора. Одну из главных причин, почему чипирование не достойно внимания МЭР РФ, это высокие затраты бюджета (напомним, — для маркировки крупного рогатого скота в хозяйствах потребуется более 800 млн. руб., а на учет всех видов животных на первоначальном этапе может потребоваться более 2 млрд. руб) и возможный рост потребительских цен.

Позвольте, но в ноябре 2016 года Россия выделила Киргизии 6,5 млн.долл. на проект по идентификации крупного рогатого скота!!!

Вот детали новости информагентства ТАСС об этом событии (18.11.2016):

«Россия предоставила Киргизии 450 млн сомов (около $6,5 млн) на реализацию проекта по идентификации крупного рогатого скота. Об этом заявил в пятницу вице-премьер республики Мухамметкалый Абулгазиев, сообщила пресс-служба кабинета министров страны. Как сообщил вице-премьер страны Мухамметкалый Абулгазиев, еще около $580 тыс. на эти цели выделено из бюджета республики… Вице-премьер отметил, что реализация данного проекта позволит создать эффективную, современную и отвечающую требованиям Евразийского экономического союза (ЕврАзЭС) систему идентификации животных в республике, которая станет важной составной частью не только участия страны в ЕврАзЭС, но и важнейшим фактором повышения продовольственной безопасности…».

Вот как. Оказывается, для другой страны у нас находится 6,5 млн.долл (около 400 млн.руб.), плюс у самой страны 580 тыс.долл (около 35 млн.руб.), а для сельского хозяйства Российской Федерации, для АПК, который все чаще звучит с высоких трибун под лозунгами «Поможем, не бросим, выведем из кризиса, наш драйвер, кормилец и т.п.» не найдется в бюджете 800 млн.руб…

В Киргизии до 1,5 млн. голов скота, в России – 18,9 млн… (в т.ч. 8,2 млн. коров). Как-то несопоставимые цифры по выделению средств дружественной стране в сравнении с нашей, отрасль которой просит всего 800 миллионов рублей.

Мы не хотим вникать во взаимные договоренности между нашими странами!

Нам важно понять, – почему к собственному хозяйству такое равнодушие!

Мы еще долго можем обсуждать и спорить по поводу того, нужна ли идентификация, и насколько она важна для сельского хозяйства. Но время идет. Часы тикают не в нашу пользу.

Многие страны не зря спохватились, пусть некоторые из них недавно (пример с Р.Беларусь). В мире немало примеров, когда отсутствие идентификации скота наносил, и продолжает наносить, колоссальный ущерб сельскому хозяйству стран. Внедрение национальных систем учета и регистрации животных в разных странах приняло глобальное значение после периода вспышек эпидемии коровьего бешенства в таких скотоводческих регионах мира, как США, Канада и Великобритания.

Суммарные прямые мировые потери скотоводства от эпидемии коровьего бешенства составили более 18 млрд.долл. (данные 2002-2005 годов), из них:

Канада понесла потери в размере 6,3 млрд.долл., помимо того правительством выделено 1,5 млрд.долл. государственных субсидий на восстановление последствий;

США – 4,7 млрд.долл., а также неизмеримые потери рынков в Северной Америке и Азии. Великобритания — 4 млрд.долл., и потеряли 99% (!!!) экспортных рынков и получили полный запрет экспорта мяса из Великобритании на рынки ЕС.

Япония – 2,7 млрд.долл.

Это лишь некоторые примеры того, что может произойти, если своевременно не внедряется система идентификации скота, и не взято на учет до последней коровы, быка, телочки и бычка.

Учитывая, что у нас только что запущена программа регионализации страны по заразным болезням, замалчивается лейкоз, и ничего не делается в этом направлении, отрицательное отношение к введению поголовного учета скота, в скором времени можно и у нас ожидать новые проблемы. Но только потом никто пусть не говорит, что мы не предупреждали, — у Молочного союза России совесть в данном случае будет чиста. Хотя Союз продолжает работу по доказыванию необходимости срочного введения системы идентификации крупного рогатого скота (хотя бы). Ведь можно начать именно с него, постепенно вовлекая в систему учета другие сельхозобъекты.

Мы видим, что стопорятся многие программы, «затираются» идеи, рушатся планы, не достигаются показатели, но одна из причин всего этого лежит на поверхности – ОТСУТСТВИЕ ИДЕНТИФИКАЦИИ.

Сегодня МЭР РФ и Минфин России могут сэкономить, и проигнорировать предложение аграрного ведомства, Россельхознадзора, авторитетное мнение Молочного союза России, поддерживающие и позитивно настроенные заключения экспертного сообщества АПК. Но завтра придется платить за эту ошибку. Возможно, в двойном, а с учетом масштабов страны, — в тройном размере! «Скупой платит … трижды!».

Минэкономразвития и Минфин России не ведут племенную работу, не отвечают за то, чтобы накормить страну, не стремятся экспортировать сельскохозяйственную продукцию в другие страны (как вы помните, на экспорт прямо влияет наличие или отсутствие идентификации поголовья в стране), наконец, не будут отвечать за вспышки заболеваний сельхозживотных в регионах.

Тем не менее, не хочу заканчивать на пессимистической ноте. Уверена, что сама идея внедрения системы учета животных руководством Минэкономразвития оценена высоко, и не будет перечеркнута. Надеюсь, что в скором времени, с учетом замечаний ведомства, проект приказа «Об утверждении ветеринарных правил осуществления идентификации и учета животных» будет доработан Минсельхозом России, и это позволит нам сделать громадный шаг на пути к становлению по-настоящему племенного и производственного животноводства.

В материале использована информация из источников «АитсБай», «ДейриюнионРу», «Экономика мировых рынков», «АПКмир», «ДейриНьюс».

Поделиться